Grehem
The 2 most common elements in the universe are hydrogen and stupidity
какие же это майские праздники... нет, ну бабушка говорила, конечно, что вишни зацветают – значит, к холодам. но снег – это как уже чересчур. и не просто снег, а настоящая метель, белые хлопья, завывающий ветер и в унисон ему высвистывающий дворовые мелодии чайник.

я, как всегда, обо всем с опозданием. по тротуарам минска прошел очередной "чарнобыльскі шлях". на площади бангалор состоялась 21ая минута молчания. печально это все, и годовщина, и "жыве беларусь" в контексте происходящего, и "нет аэс" на теле юной девушки. еще печальней то, что непонятно, в честь чего все это происходило: как дань памяти погибшим или хромой белорусской оппозиции ради. каждый приходил за своим, видимо. кому-то просто с омном силой померяться охота.
но это все неинтересная ерунда)

буриме

Звездочет уже наметил свою жертву - молоденькую девушку, пытающуюся сварить
> зелье в одной из лабораторий, как вдруг за его бестелесной спиной раздалась
> веселая музыка.
> Пробив стену, в комнату въехала нелепая машина с забавным рисунком на борту
> - зачеркнутое красной чертой привидение. Из автомобиля вывалились четверо
> мужиков и, вскинув экзотичного вида бластеры, окутали дух Звездочета
> лазерными струями.
> - Но... постойте... господа, - попытался было возразить маг, но стрелявшие,
> не слушая его, пинков выдвинули на середину комнаты круглую штуковину, куда
> и засосало несчастного призрака.
> Ни слова не говоря, мужики подобрали дымящуюся ловушку и, запрыгнув в
> автомобиль, унеслись обратно.
> Лаборантка продолжала варить зелье, сверяясь с учебником. Она готовилась к
> экзамену по алхимии и не обращала никакого внимания на внешние раздражители
>

Ученик, Незнакомка и Хранитель не могли точно сказать, который час они провели, шагая по коридору, и как далеко удалились от музея. Хранитель болтал без умолку, а его провожатые молчали, не открывая рта. Ученик иногда искоса поглядывал на белокурые кудри Незнакомки, и успел сделать это уже 1000 раз. Он как раз собирался поднять 1001-ый взгляд на девушку, но вдруг заметил, что вокруг них нет ни стен, ни пола, ни потолка. Вокруг ослепительной безграничностью сияло белое пространство. То тут, то там парили и летали совершенно неуместные предметы. Мимо бубнившего Хранителя пролетело мохнатое существо с большими жалобными глазами, слабо барахтавшее короткими лапками. Прямо у глаз ученика зависла раскрытая книга с мизерным шрифтом. Не стало видно ничего ни в книге, ни вокруг, поэтому пришлось попросту оттолкнуть ее в сторону. Постепенно троица, взявшаяся за руки, чтобы не разлететься, приблизилась к компании странных существ, сидевших кружком вокруг потухшей керосиновой лампы. К огромному удивлению Ученика, одним из этих существ оказался слегка прозрачный Звездочет, недоуменно схватившийся за голову.

Внезапно какая-то сила словно бы изнутри ударила Ученика в грудь - мир
вокруг него задрожал и поплыл, рассеиваясь как дым. Постепенно Ученик
осознал, что лежит на каменном полу, а над ним нависло совершенно незнакомое
существо, сжимающее в бледно-зеленых руках что-то вроде курительной трубки
- Ну! Ну как, вставило? Вставило? - быстро спрашивала существо у Ученика,
нетерпеливо притоптывая ногой, - хорошая дурь, а? что ты видел... ну?
Юный маг огляделся - он находился в странной серой комнате, по которой
беспорядочно были раскиданы трубы. Ученик осмотрел себя и чуть не потерял
сознание от изумления - он выглядел точно также, как и существо с трубкой
Маг в ужасе отполз назад, к холодной стене, как вдруг начал что-то
вспоминать..."


После того, как Ученик начал вспоминать, и вспоминаться начало, ему захотелось снова погрузиться в мир грез. А вам, думаете, не захотелось бы, если бы вы узнали, что вы – Мастодонт 3768-ой, представитель вымирающей расы, а вымирающей потому, что все самки вашего рода взяли и исчезли с планеты одним особо солнечным полуднем. Испарились. Осталась только одна единственная старуха, в силу своего возраста не чтившая моду на повышенную водянистость и прозрачность. Но очередь поклонников к ней столь велика, что вам, рядовому мастодонту, ничего и не светит. К тому же, и стоящим в очереди светит только сомнительное удовольствие, граничащее с извращением, ибо иметь потомков старуха не может еще с позапрошлого десятилетия. А этот паяц, скачущий напротив, – ваш родной брат, потерявший всякое сексуальное влечение из-за принятия галлюциногенов.
3768-ой пошевелил желеобразными отростками и поблагодарил всевышнего за то, что его раса не способна чувствовать боль: о дискомфорте символизировал слабый привкус умами во рту. Он тут же осознал, что лично его сексуального влечения галлюциногены не лишили, а потому снова придется страдать, мучаться, выть на все три спутника планеты и ненавидеть порхающих в лучах северного светила мух. Хотя, мухи, машущие своими огромными голубыми крыльями и наивно вращающие огромными зелеными глазами, раздражали его с самого детства. 3768-ой имел свое представление о красоте.
- Ну блин, ты и футляр для псевдоподии! Я тебе громыхнул убойную дозу. Ты вообще должен был забыть, что существует несколько полов. Чего ты вращаешь своими включениями? Сомкни вакуоль и пойдем к подпольному доктору. Он одним взмахом ресничек вернет тебе вкус к жизни и убедит, что никакого удовольствия в продолжении рода нет. Нет и быть не может.
- Какой доктор? Я до сих пор не могу отойти от того бреда, в котором оказался. Боже, чей воспаленный выделительный аппарат замутил рецепт этого пойла?
- Это мое собственное изобретение. Мне после него постоянно мерещатся уроды, пронизанные внутри хрящами. И один мне там даже нравится, но когда очнешься и температура устаканится - страшно вспомнить. Вот избавим тебя от навязчивой идеи, наладим выпуск и станем нести счастье в массы. Последние дни угасающей планеты должны быть пропитаны удовольствиями!
Внезапно все вокруг разом рванулось вверх и исчезло. Брат Мастодонта 3768-го вспомнил, что он – самка сибирского хомячка, готовящаяся к родам. Прямо напротив маячили черные глазки заботливого лохматого самца.

@музыка: марчиба

@настроение: прохладно